Vas-ko
Умудрённые опытом приключения знают, что бесполезно прятаться от любопытной жопы - она всё равно их находит.(с)

...Это дело, а не подвиг и не вызов...

 

"Если самурай вынимает меч, он делает один-единственный совершенный жест - и этот жест длится до тех пор, пока не будут повержены все его враги. У него нет цели поразить десять, двадцать, тридцать врагов, у него есть необходимость закончить жест, раз уж он вынул меч."

 

На вопрос о литературном или историческом лице, что-то значащем для меня, никогда не могла ответить, но сегодня хочу рассказать об одном человеке. Сначала, как водится, немного биографических фактов:



Герой этой истории Чиуне (Симпо) Сугихара появился на свет одновременно с наступлением ХХ века - 1 января 1900 года в маленьком японском городке Яоцу, в семье врача, где чтили самурайские традиции. Второй сын из шестерых детей в семье, он с отличием закончил начальную и среднюю школу.



Отец Чиунэ настаивал, чтобы сын продолжил его дело и стал врачом. Экзамены в медицинский колледж Сугихара завалил с блеском, сдав чистый лист бумаги, подписанный своим именем. Он хотел заниматься иностранными языками и изучать культуру европейских стран.



Не знаю, было ли это юношеской строптивостью или проявлением силы характера. Но рассказ продолжается:



В гневе отец лишил Сугихара всякой материальной помощи и тому пришлось рассчитывать только на себя. В 1918 году Сугихара поступил в Университет Васэда в Токио на отделение английской литературы. Чтобы платить за обучение ему пришлось работать по вечерам, но денег все равно катастрофически не хватало, и через полтора года Сугихара был вынужден оставить университет: заплатить за следующий год обучения было просто нечем. Тут на глаза Сугихара попалось объявление Министерства Иностранных дел Японии, приглашающее молодых, амбициозных и талантливых попробовать себя на дипломатическом поприще. Сугихара легко прошёл отборочный экзамен и в составе учебной группы при посольстве Японии отбыл в Харбин, Китай. Там он изучал немецкий и русский языки. В Харбине женился на русской из белоэмигрантов, они прожили в браке 11 лет. Впрочем, про личную жизнь Сугихара того периода известно очень мало.



В 1932 году Сугихара уже считался экспертом по отношениям с Советской Россией и принял участие в переговорах с советскими властями о приобретении Китайско-Восточной железной дороги. В 1934 году трудные переговоры завершились договором о продаже. Усилиями Сугихара японскому правительству удалось блестяще выиграть эти переговоры.



Пока всё идёт гладко. Талантливый чиновник работает на благо Японии. А дальше...



В 1935 году Сугихара в знак протеста против действий японской армии в отношении мирного населения Китая подает в отставку со своего поста в японском посольстве в Харбине и возвращается в Японию.



И вот это уже становится любопытным: подобный протест идёт вразрез с политической линией Японии, за основу которой с 1927 г. была принята программа «позитивных», то есть чисто агрессивных действий против Китая. Возможно, что Сугихара протестовал потому,что прожил среди китайцев в Харбине много лет. И всё же протест сошёл ему с рук, если следующее место работы не рассматривать как своеобразную ссылку. Рассказ продолжается:



8 апреля 1936 года состоялось бракосочетание Чиунэ Сугихара и Юкико Кикучи, которая младше его на 14 лет. В 1937 году, вместе с молодой женой и первенцем Хироки, Сугихара отправился в Финляндию, работать переводчиком в японском посольстве в Хельсинки.



За два следующих года поступок Сугихара позабылся или правительство страны не стало разбрасываться талантливыми чиновниками:



Война надвигалась на Европу. Япония открыла своё консульство в Литве, в Каунасе, в апреле 1939 года Сугихаре поручили его возглавить и передавать сведения об обстановке в СССР и в МИД Японии, и в японское посольство в союзной (фашистской) Германии. Работы было так много, что ему пришлось привлечь к работе жену, только что родившую третьего сына...

После нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 и начала второй мировой войны в Литву от немцев бежало множество евреев. Большинство из них отчаянно пыталось уехать дальше от надвигающейся войны, но большая часть Европы уже была оккупирована нацистами, а большинство остальных стран запретили въезд еврейских беженцев. 15 июня 1940 года Литва стала территорией Советского Союза. Советские власти потребовали, чтобы все сотрудники всех иностранных дипломатических контор в Каунасе покинули территорию теперь уже Советского Союза. Почти все дипломаты немедленно выехали из Литвы. Тут-то уже забеспокоились и коренные литовские евреи (около четверти населения Каунаса). Но реальных возможностей покинуть страну уже не осталось. Следуя инструкциям своих правительств, американские, британские и французские консульства категорически отказали предоставить мигрантам транзитные визы. И тогда они, спасаясь от нацистского преследования, пришедшие в Латвию из Польши пешком, собрались у японского консульства. Всем им были нужны транзитные визы, с помощью которых они могли бы уехать из Литвы через Советский Союз в Японию, и далее - в любую другую страну, которая их примет.

 

Вот здесь и начинается История:

 

Ранним июльским утром 1940 года Сугихара Чиунэ и его семья были разбужены шумом, доносящимся с улицы. Подойдя к окнам, они обнаружили, что здание японского консульства было буквально окружено толпами людей. Они все пришли получать визы.

Сугихара не имел полномочий выписывать тысячи виз без соответствующих бюрократических процедур. Он отправил длинную телеграмму в Токио, изложив все доводы, обещая, что евреи не задержатся в Японии.Ответом был отказ. Пока нет разрешения на въезд в страну следования, транзитные визы выписывать нельзя. Японии не нужны тысячи беженцев.



Толпа под окном насчитывала уже больше тысячи человек.Сугихара послал новую телеграмму с дополнительными доводами. И получил второй отказ. И третий. Через некоторое время из Токио пришёл указ - закрыть консульство и перебраться в посольство в Германии.

Сугихара вышел к воротам и объявил собравшейся толпе беженцев: "Я обещаю, что выдам визы всем и каждому из вас до последнего. Но потребуется время, поэтому я прошу вас - ждите".

 

И вот тут точно нельзя сказать, что у Сугихара были какие-то личные мотивы для этого решения.

 

Здание того самого консульства в Каунасе





...Вынимая меч, самурай совершает один-единственный совершенный жест - и этот жест длится...

Эта история в песне


Прослушать или скачать Нателла Болтянская Путь самурая бесплатно на Простоплеер



 

 

Сугихара отважился действовать сам. Понимая, что в Японию евреи могут попасть только через Россию, он отправился в советское посольство. И очаровал посла своим прекрасным русским, и получил согласие выписать транзитные визы через СССР, пропускающие беженцев по Транссибирской железнодорожной магистрали.На свой страх и риск, нарушив официальную процедуру, без разрешения своего начальства, с 11 августа 1940 принялся выписывать беженцам транзитные визы сроком в 10 дней для проезда через Японию.Сугихара выписывал визы, словно конвейер, не прерываясь, каждый день по 18 – 20 часов, не отрываясь даже на еду, почти месяц, до 4 сентября – дня полного закрытия консульства. Когда кончились бланки виз, в ход пошли листы белой бумаги. Многие беженцы не имели всех необходимых документов для формального получения визы. Большинство из них не имело требуемой для визы суммы денег. Некоторые не имели вообще никаких документов. Сугихара подписывал все. Когда уставала правая рука, Юкико массировала ему плечи и пальцы. Кончились бланки виз - он стал чертить их от руки. Потом просто ставить печать и подпись в паспортах.





Очевидцы рассказывают, как даже в последний вечер, сначала в гостинице «Метрополис», затем на вокзале и наконец, уже сидя в поезде, Сугихара и Юкико еще ставили, ставили, ставили визы – беженцы толпились на перроне, судорожно всовывая паспорта в окно вагона, пока поезд не тронулся.



А когда поезд тронулся, дипломат протянул консульский штамп через окно оставшимся беженцам - и они продолжили процедуру без него, подделывая подпись...

Говорят, кто-то на перроне выкрикнул "Банзай Ниппон!". "Банзай Ниппон!" - подхватила толпа и скандировала эти слова еще долго после того, как поезд с консулом скрылся из виду...

 

***





Ну вот. Осталось рассказать окончание истории:



Далее

 

Если самурай вынимает меч, он делает один-единственный совершенный жест - и этот жест длится до тех пор, пока не будут повержены все его враги. У него нет цели поразить десять, двадцать, тридцать врагов, у него есть необходимость закончить жест, раз уж он вынул меч.

 

читать дальше

 

Источники:



forisrael.narod.ru/history/holocaust/hasidei/ja...



phenomenonsofhistory.com/site/?p=8242



www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=29...



ru-antivisa.livejournal.com/202711.html.